Творчество

Базилио, или Сказка про кота-интеллигента

Шагаю по вечернему Арбату. Рекламные огоньки продуктовых магазинов переливаются и манят к себе яркими вывесками и ухоженными, аккуратными крылечками. Мороз к концу рабочего дня крепчал, а холодный северный ветер, от которого на глаза наворачивались слёзы, обжигал лицо и залезал под воротник. Двери магазинов в сознании прохожих ассоциировались не только как путь к съестным припасам, но и как источник тепла и света.

Машинально сворачиваю с пешеходной зоны вправо и, ставя ногу на ступеньку крылечка магазина, вдруг слышу ненавязчивое «мяу». Поворачиваю голову, мой взгляд останавливается на рыжей, холёной шубке упитанного кота, который, словно вышколенный швейцар, сидит на задних лапах прямо перед входом в магазин.
«Мяу», на этот раз в этой короткой реплике послышались призыв о помощи, скрытая боль и ещё что-то такое, что всколыхнуло в душе самые противоречивые чувства. Тут я подумал, ну, надо же, кот ко мне обращается. Снова «мяу», на этот раз в моей голове чётко созрела фраза, полученная извне: «Посмотри на меня, прохожий, видишь, какой я холёный и гладкий, ты же понимаешь, что я не какой-нибудь праздный бродяга, просто попал в сложную ситуацию, хозяина дома нет, а я голодный, как беспризорная дворняга. Помоги, друг, чем сможешь, за пакетик «Вискаса», например, буду премного благодарен». Озадаченный, я начинаю понимать, что кот-то непростой. Он реально методом телепатии передал мне свои мысли, невольно заставив подчиниться его команде.
Войдя в супермаркет, я заметил, что рыжий нырнул следом за мной в закрывающиеся двери магазина и так скромненько, не проходя далее кассы, присел на задние лапы и замер. «Ой, мама, смотри, какой кот, на нашего «Базилио» похож, правда, мам?» – девочка, лет шести в розовой вязаной шапочке с большим пушистым бомбоном уже гладила рыжика, а тот со взглядом апатичного джентльмена, завидным спокойствием и достоинством позволял к себе притрагиваться и почёсывать его холёную и ухоженную шубку.
Я ж тем временем, пройдясь вдоль продуктовых полок, сложил в корзинку всё то, что мне было нужно, не забыв при этом пакетик «Вискаса» для моего нового знакомого, подошёл к кассе. Ловлю на себе умный, спокойный взгляд кота, который будто бы говорит мне: «Молодец, дружище, правильно всё делаешь». Девушка-продавец поздоровалась, улыбнулась и, отсчитывая сдачу, сказала, что этот интеллигентный кот дальше входной двери не проходит, и добавила: «А здесь он контролирует ситуацию, смотрит, взяли ли вы ему «Вискас» или нет. Вы не первый и не последний, здесь бабульки сердобольные заходят, и каждая вторая берёт ему пакетик с кормом». Я удивлённо киваю головой, любезно прощаюсь с девушкой и выхожу из магазина, рыжий следом за мной. Открываю корм и выдавливаю его на краешек ступеньки. Кот не набрасывается на еду, а вальяжно, с неторопливым достоинством приседает перед трапезой и начинает подкрепляться. Он ест не жадно, как бродяга, а не спеша, как истинный аристократ, смакуя и тщательно пережёвывая содержимое пакетика. Кот больше не нуждался в моих услугах и не обращал ни на кого внимания. Его не волновали спешащие домой прохожие, усиливающийся ветер и хлопающие двери магазина. Это гордое четвероногое существо достойно переживало не самый сладкий момент в жизни, сидя на ступеньках крылечка магазина и доедая свою порцию кошачьего корма.
Мой путь лежал через Арбат к дому. Я ускорил шаг, но через несколько метров оглянулся. В сумерках оголодавшего интеллигента уже не было видно. Кот не шёл из головы. Удивительно, но он убедил меня взять ему пакетик «Вискас». Какая же всё-таки талантливая игра своей роли. Кто этот режиссёр, и откуда эти блестящие актёрские способности, которые так очаровали меня? Наваждение или телепатия – что это было? С каким изяществом, каким галантным достоинством английского лорда этот кот-красавец обратился ко мне. В тот момент его манерам позавидовал бы самый искусный, профессиональный мошенник, который берёт своё играючи и шутя. Казалось бы, его «мяу» должно быть похоже на истошный крик о помощи, что-то очень близкое к истерике нищеброда. А он сделал это легко, словно представитель внеземной цивилизации вышел со мной на контакт, оставив неизгладимое впечатление в моей памяти. Не зря же учёные всего мира бьются над тем, чтобы снять барьер в наших отношениях и установить связь между человеком и животным. А что? Для человеческой цивилизации, вступившей в эру нано- и прогрессивных научных технологий, всё возможно уже в ближайшем обозримом будущем.
Мысли лезли самые разные, от самых глупых, например, какой я сейчас чай заварю вкусный, до философских – как постарела мама, и как быстро взрослеют дети. Только Арбат не старел, и с каждым годом всё облагораживался и обновлялся. За двадцать лет он стал таким родным и уютным. С разжиревшими, с ленцой перебирающими короткими ножками, голубями возле колец ЗАГСа, суетливыми бабульками на лавочках и молодыми мамами, элегантно вышагивающими по Арбату со своими малышами в колясках самых причудливых и красочных конструкций. Каждый двор и каждый закоулок здесь до боли знакомы и лишь иногда меняют свои декорации благодаря переменам в погоде. Заспанные многоэтажки улыбаются, когда выглядывает солнышко, а его тёплые, яркие лучи по матерински, с нежностью начинают ласкаться и агукать, перекликаясь с мелодичным хором птичьих стай и, наоборот, начинают сереть и хмуриться, когда дует холодный ветер, или снег с дождём пробирается за воротник и пытается испортить горожанам настроение.
Больше я никогда не встречал этого загадочного кота-интеллигента, но он преподал мне хороший урок достоинства и чести. Четвероногий аристократ, родившись зверем, довёл свои привычки и манеры до совершенства, которые могли бы конкурировать с деловыми качествами человека, умеющего держать дистанцию, находясь в весьма затруднительном положении, при этом не ронять планку собственного достоинства. И, может быть, нам есть чему поучиться у четвероногих. Например, их природному обаянию, любви ко всему, что живёт и существует параллельно и рядом с нами, их природной чуткости и проницательности, беззаветной преданности и бескорыстию. Возможно, в этом случае наше людское чванство и его верную спутницу –
гордыню – сдует ветром перемен, как лёгкую вуаль. Спадёт пелена с наших глаз, и появится возможность видеть не искажённый истинный мир, а мир полный чистой любви и неподдельного сострадания, наполненный ласковым солнечным светом и теплом.

Юрий ПОЛОВИНКИН

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.

Сайт размещается на хостинге Спринтхост