СКП на базе ЗиЛа

Как это было…

Знаменательная дата – 55-летие полёта Юрия Гагарина не может оставить равнодушным ни одного ветерана, свидетеля тех событий. Не мог остаться в стороне и ветеран космодрома Юрий Николаевич Петровнин, который поделился своими воспоминаниями о памятном дне в собственном очерке.

Мары – Тюра-Там

1960 год. В/ч 32936. Служба в Мары-1. Аэродром. МиГ-15. Тренировочные полёты и охрана южных границ Советского Союза.

Сентябрь 1960 года. Я направлен на ст.Тюра-Там в распоряжение в/ч 11284. Дали в нагрузку 10 солдат из Таджикистана в строительные части (на пл.9). По прибытию на станцию Тюра-Там встретили, сдал по документам солдат-строителей.

Меня поселили в первую казарму – служба охраны, 2-ой этаж. Через несколько дней направили в третью казарму, авиабатальон, командир части майор Фенога Иван Павлович, начальник штаба ст. лейтенант Быков Борис Григорьевич. Официально – отдельный батальон аэродромного технического обеспечения (ОБАТО).

Как люди военные, делали всё: построение, строевая, служба, а вечером сажали деревья в Солдатском парке и поливали речной водой.

С утра и до вечера машины отвозили нас до места службы. За метеостанцией нашему батальону определили место расположения радиостанций на автомобилях ЗиЛ, возле антенного поля.

Огородились колючей проволокой, привели машины и радиостанции в рабочее положение. Начали работать с самолётами, обслуживающими ИПы, с доставкой туда строительных материалов, людей, оборудования. Решали неотложные вопросы с Джезказганом, Ладыженкой, Камчаткой и другими районами по трассе полёта ракеты.

По разговорам лётчиков поняли, что готовится запуск человека в космос, а по интенсивности полётов – где-то в ближайшем будущем.

В октябре случилась страшная катастрофа на площадке 41, на следующий день прилетели самолёты из Москвы, Подмосковья, Киева, Днепропетровска, Харькова, и мы грузили гробы для отправки на родину, а раненых – в Москву на лечение. Отдельным самолётом отправили в Москву останки главнокомандующего РВСН Неделина М.И., о котором в газетах сообщили, что он погиб в авиационной катастрофе, а не на боевом посту. Это были очень напряжённые дни, недосыпы, плюс основная работа, которую никто не отменял.

Чем ближе к историческому полёту, тем интенсивнее была работа. Для нас построили две казармы (пл.20). В одной казарме разместился полк авиаторов, командир полковник Попов, во второй – мы, авиабатальон. Командир части подполковник Большего Иван Павлович, начальник штаба майор Яблоков. Вначале мы проживали в казарме, а ближе к дате полёта вырыли землянку возле рабочего места, где жили, работали, принимали пищу.

В часть прислали лейтенанта Ключникова, классного телеграфиста, который обучал работе на ключе и разговорам по коду с лётчиками. В начале марта я перешёл работать на аэродром, который представлял собой «железку», на которую садились самолёты из Москвы (Ил-14) и наши Ли-2, грунтовая полоса для Ан-2.

Из построек стоял домик – одна половина – диспетчерская служба для руководства полётов, а во второй половине располагались мы – обслуживающий персонал: я, Валера Шишкин, Виктор Пазенко. Руководитель полётов принимал самолёты из СКП – мобильного командного пункта на базе ЗиЛа.

Королёв и космонавты

Чем ближе к дате пуска, тем чаще прилетали самолёты из Москвы. А чтобы лучше рассмотреть прилетевших, мы подкатывали трап и разглядывали их вблизи.
26 марта прилетели два самолёта Ил-14. Как впоследствии мы узнали, в первом самолёте находились руководители – Королёв, Келдыш, генеральные конструкторы, генералы, а во втором самолёте – шесть космонавтов, которые прилетели на заключительный пуск перед полётом человека и для осмотра корабля, в котором полетит космонавт.

Из самолёта вышли шесть молодых военных – капитан, остальные старшие лейтенанты, с шутками и весельем сели в машины и уехали на пл.2, где стояла готовая к пуску ракета.

Пуск прошёл успешно, и стали готовиться к основному пуску.

9 апреля прилетело много самолётов, а на следующий день в нулевом квартале поздравляли первого кандидата на полёт – Гагарина Юрия Алексеевича (дублёр – Титов Г.С.).

Слушали радиопереговоры

Пуск ракеты «Восток» мы наблюдали с места работы. Мы точно знали время пуска, частоту, на которой велись переговоры Королёва и Гагарина. И благодаря радиостанции слушали весь разговор от старта и до выхода на орбиту корабля. Вот только не догадались записать эти разговоры для истории и на память, не осознавая исторического значения этого полёта.

После исторического полёта Юрий Гагарин часто прилетал в Байконур, а когда его назначили командиром отряда космонавтов, он регулярно привозил космонавтов на запуски и лично провожал их на старте. Часто выступал в доме офицеров и доме культуры строителей, прилетал на все значимые мероприятия Байконура.

Гагарин был прост, общителен, раздавал автографы, дружил с офицерами-стартовиками. Был в хороших отношениях с начальником штаба Войтенко. Мог бы и сам стать генералом, да не судьба.

Вот так я волей случая был очевидцем первого полёта человека в космос. Было это 55 лет назад. А помнится, как вчера…

Подготовил к публикации
Вячеслав ЕГОРОВ

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.