Я ищу дом

Спасение Белого

Белый рос крупным игривым щенком. Среди сверстников он выделялся своими размерами, как и положено представителю породы алабай. Кличку свою он получил благодаря чисто белому окрасу. Его короткая шерсть лоснилась и переливалась в лучах яркого байконурского солнышка. Белый беззаботно играл со своими сверстниками, преданно смотрел в глаза человеку, наполняющему его миску вкусными кусками и сладкими косточками, но вскоре, как и положено породистому щенку, он был продан новому хозяину за умеренную плату. Белому предстояло нести службу в качестве сторожевого пса на территории бывшего гормолзавода, а именно в пределах доморощенного СТО, оказывающего услуги по мелкосрочному ремонту легковых автомобилей.
Новый хозяин был достаточно добр к своему питомцу и частенько баловал добродушного огромного пса вкусными подачками, отпускал с привязи, зная, что Белый не причинит никому зла, и никогда не напрягал его дрессурой.
Так прошло больше года, и ничто не предвещало грозы. Как всегда, беда пришла неожиданно и повернула жизнь Белого совсем в другое русло. Хозяин мастерской умер, контору закрыли, а большой сторожевой пёс остался совершенно никому не нужен и продолжал охранять развалившееся предприятие, не получая никаких дотаций в виде сладкой косточки или сухого корма. Иногда ему перепадало со стола охранников, дежуривших на въезде старого гормолзавода, и, по сути, именно с этого момента началась «собачья» жизнь Белого.
По ночам он выл не хуже волка, то ли от тоски по доброму хозяину, то ли от голода. Пес никак не мог понять, что надо сделать, чтобы изменить ситуацию. Если бы Белый был человеком, ему было бы гораздо проще. Он бы просто вышел со скорбным видом бродяги, с протянутой рукой, и на еду бы наскрёб, что называется с миру по нитке, но Белый был собакой и не умел просить, в этом была проблема.
Летели дни, похожие друг на друга. Голод для Белого стал нормальным состоянием. На смену тоске пришло чувство взросления. Самое интересное то, что Белый не потерял радость к жизни, он любил людей, не обижал своих четвероногих более сытых и упитанных собратьев, радовался солнышку и редким подачкам от людей. Его часто видели прохожие на газоне по проспекту Абая, играющего с другими собаками. Местные жители знали добрый нрав белого алабая и не боялись его.
Ирина, знакомая с псом больше года, знала о его печальной судьбе. Ставя машину на автомобильной стоянке, расположенной на территории гормолзавода, она частенько оставляла еду для своего любимца. Тревога пришла тогда, когда Белый заболел. Ирина как минимум два-три раза в неделю встречалась с бродягой и видела, как Белый стал чахнуть. Он сильно исхудал, бока ввалились, шерсть выпала, и её жалкие клочки остались лишь на кончике хвоста. От былого красавца не осталось и следа. Белый часто лежал на солнце, возможно его знобило, и от передозировки солнечных лучей у него появились ожоги, которые не заживали и оставались на теле медленно умирающего пса в виде больших красных пятен. Стало понятно, что бедняге оставалось совсем не много времени, чтобы попрощаться с миром. Последней каплей в море собачьего отчаяния стала представшая перед Ириной картина.
Пёс, как и положено достойно уходящему существу, тихо лежал, спрятавшись от злого мира, обмазанный то ли отработанным маслом, то ли еще какой-то масляно-подобной вонючей жидкостью. Видимо, сердобольные охранники сжалились и таким образом решили обработать воспалённые раны пса. И тут Ирина забила в набат. Через охранников гормолзавода она связалась с родственниками покойного хозяина, потом поняла, что там он никому не нужен, и нашла контакты пункта передержки животных. На следующее утро она приехала на встречу с начальником заведения и всё ей рассказала. В этот же день Ирина с мужем на своей машине привезли умирающего доходягу в приют. На календаре было двадцатое июля. С этого момента началась борьба за жизнь нового пациента. Ветеринары пункта передержки установили крайнее истощение и химический ожог. Впереди Белого ждал долгий курс лечения. Капельницы, примочки, анализы, надлежащий уход – все это под наблюдением сердобольного персонала больной получал с любовью и лаской. Может быть, поэтому Белый так быстро пошёл на поправку. Как любое сильное духом существо, Белый был очень добр к людям, и все прониклись каким-то особенным чувством к новому пациенту. Через несколько дней стала видна положительная динамика. Пёс возвращался к жизни. Но конец этой истории вам, дорогие друзья, покажется еще куда более сказочным. Ирина, которая привезла Белого в ППЖ, приняла однозначное решение забрать пса после выздоровления домой. Она каждый день приезжает в пункт передержки животных и проводит время с идущей на поправку собакой. Уже готовы к выписке документы на пса, и на следующей неделе Белый и Ирина уйдут из этих стен вдвоём.
Вот такая история, друзья мои, произошла этим летом в нашем маленьком Байконуре. Словарный запас имеет границы, но широта души человеческой не знает границ, и сердце нам дано не только для того, чтобы качать кровь, но и ещё для того, чтобы оно иногда сжималось от боли и сострадания к другому существу. Чувствовать сердцем, а как это? Пусть об этом каждый спросит себя сам.

Юрий ПОЛОВИНКИН

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.

Сайт размещается на хостинге Спринтхост