Den pressy

«Бурлаки» на Сырдарье

В минувшую субботу основной и дублирующий экипажи «Союза ТМА-20М» провели открытую тренировку для прессы. Космонавты состязались в настольном теннисе, бильярде, шахматах и даже бадминтоне; журналисты оценили их умение стыковаться к МКС в ручном режиме; Алексей Овчинин, командир основного экипажа, посадил своё первое дерево на аллее космонавтов. И, конечно, космонавты дали традиционное интервью у дерева Юрия Гагарина.

Алексей Овчинин:

— Какой позывной у вашего экипажа?

— Позывной нашего экипажа – «Бурлак». Этот позывной выбирал я, поскольку я из города Рыбинска, а этот город на Руси был столицей бурлаков. Позывной мне будет напоминать о Родине, моей семье. Помимо этого, вы знаете, что бурлаки выполняли очень тяжёлую работу – таскали баржи. На мой взгляд, есть некоторая аналогия с профессией космонавта. Экипаж МКС много работает, эта работа и физически, и умственно тяжёлая.

— Что было выбрано в качестве индикатора невесомости?

— Индикатор невесомости мне любезно согласилась отдать моя дочь, это одна из её мягких игрушек. Дочь коллекционирует игрушечных сов, и вот эта сова оказалась самой маленькой из коллекции. Она укажет нам наступление невесомости. Кроме того, будет напоминать мне о доме, родных и близких во время экспедиции. Ещё все члены моей семьи написали мне письма. Некоторые из них я уже прочитал, остальные планирую прочитать на орбите, это будет для меня сюрпризом. Также я беру с собой фотографии родных и близких, природы, тех мест, где я люблю находиться.

— Как будете спасаться от тоски по дому в космосе?

— Конечно, лучшее спасение – это общение с семьёй. Мы будем общаться и по телефону, и посредством видеосвязи. Для того чтобы поговорить со мной, уже нет необходимости ездить каждую неделю в ЦУП. В семье есть специальным образом настроенный планшет, с помощью которого можно связаться с МКС. Каждую субботу мы планируем устраивать сеансы видеосвязи.

— В этом году отмечается 55-летие полёта Юрия Алексеевича Гагарина, и ваша ракета брендирована в честь этого события. Как вы относитесь к тому, что на ракете появился портрет Гагарина?

— Это очень почётно совершить старт в год 55-летия полёта Гагарина в космос. Я надеюсь, и мой экипаж меня поддержит в этом – мы постараемся выполнить все возложенные на нас задачи, чтобы не запятнать это великое имя.

— Во время посадки своего первого дерева на аллее космонавтов вы совершили целый ритуал. Видно, что познания в этой сфере у вас глубокие.

— У меня большой опыт посадки деревьев, это далеко не первое дерево, которое я посадил. Надеюсь, что дерево приживётся. Очень хотелось бы понаблюдать, как это дерево растёт. Надеюсь, что когда я приеду в следующий раз (ведь я не собираюсь останавливаться на достигнутом и хочу совершить ещё не один полёт в космос!), оно уже окрепнет и подрастёт.

— Это не единственная традиция, которую соблюдают космонавты в Байконуре. Но, может, с течением времени появляются новые традиции?

— Да, это так. Например, раньше, когда экипажи стыковались по двухсуточной схеме, среди родственников космонавтов бытовал обычай встречаться в ЦУПе во время стыковки. Теперь экипажи стыкуются с МКС по короткой четырёхвитковой схеме, родственники просто не успевают вернуться в Звёздный городок. Поэтому родилась новая традиция – следить за стыковкой прямо с Байконура. И уже в полной уверенности, что всё нормально, ехать домой.

Олег Скрипочка:

— Так получилось, что вы стартовали на первом корабле серии «ТМА-М», а теперь и на последнем. Получается, «Союз» этой серии можно назвать практически вашим кораблем. Понравилось ли вам летать на нём?

— Космическая судьба непредсказуема. Здесь бывает много совпадений. Мой первый полёт планировался на последнем корабле серии «ТМА», а новый корабль «ТМА-М» разрабатывался несколько лет, и его старт неоднократно переносился, что абсолютно нормально при разработке новой техники. Уже в последний момент было принято решение стартовать на этом первом корабле новой серии. А на сей раз получилась обратная ситуация – мы должны были лететь на корабле серии «МС», и вся подготовка шла по этому кораблю, но по независящим от нас причинам старт нового корабля серии «МС» был перенесён, и мы всё-таки стартуем на последнем корабле «ТМА-М». За то время, пока я нахожусь в отряде космонавтов, мне довелось познакомиться с кораблями серии «ТМ», потом «ТМА», а непосредственно лететь в космос на корабле «ТМА-М».

Могу сказать, что он значительно отличается от предыдущих. Поменялась идеология работы экипажа, интерфейс корабля стал более «разговорчивым», он даёт экипажу больше информации о работе, поэтому лететь на нём и проще, и интереснее. Основное отличие, что в нём установлен компьютер нового поколения, более мощный, поэтому его стали называть цифровым. Мы даже отразили это в своей эмблеме, где в двоичном коде можно было прочитать название нашего корабля. Корабль интересный, но думаю, что «МС» будет ещё лучше.

Джеффри Уилльямс:

— Знаете ли вы, кто такие «бурлаки»?

— Да, знаю и по-английски, и по-русски. Во-первых, это прекрасная картина о тяжёлом труде бурлаков на реке Волге. Во-вторых, она кажется мне очень символичной по отношению к нашему полёту. Ведь у астронавтов и космонавтов тоже трудная, рутинная, долгая работа, как и у бурлаков. Шесть месяцев ежедневной работы вдали от дома и близких. Это очень непросто. Но и те, кто готовят нас к полёту на Земле, а потом следят за полётом МКС – это наши команды в Королёве и Хьюстоне, Европе и Японии – они тоже своего рода бурлаки, им также приходится выполнять сложную рутинную работу, чтобы у нас на борту МКС всё было хорошо. Семь дней в неделю, 365 дней в году, и так все 55 лет. За это мы им очень благодарны.

— Кто из членов семьи приедет проводить вас в космос?

— Моя жена и сын с семьёй. Они уже вылетели из Хьюстона и скоро, через пару часов, будут в Москве, а потом прилетят сюда. Другой сын со своей женой, к сожалению, не приедут, поскольку сейчас они ждут появления на свет их четвёртого ребёнка. Ну что ж, увижу своего четвёртого правнука с борта МКС.

Записала Анна САМОЙЛЕНКО

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.