HEf8GmQnWWw

Байконур — в стихах и прозе

Наступила очередная годовщина основания Байконура. Для многих людей космодром и город стали неразделимым целым, где прошли непростые, но лучшие годы их жизни. О первых днях и годах строительства космодрома и жилого городка современники могут узнать только из воспоминаний первопроходцев. Благодаря литературе на выставке, организованной городской библиотекой ко Дню города, редакция газеты подготовила ранее не публиковавшиеся отрывки из мемуаров ветеранов Байконура, которые предлагаются вниманию читателей.

В.Савинский
Ветераны космодрома

Первым начальником полигона был назначен в апреле 1955 года генерал-лейтенант Алексей Иванович Нестеренко. Он прошёл суровую школу испытаний, участвуя в боях во время конфликта на КВЖД, войне с Финляндией и Великой Отечественной войне.

В жизни и деятельности А.Нестеренко особое место занимает космодром Байконур. На Алексея Ивановича было возложено ответственное государственное задание: в кратчайшие сроки построить объекты полигона, сформировать и обучить специалистов и подготовить ракетно-космический комплекс к испытаниям межконтинентальных баллистических ракет.

С первых дней службы на полигоне он поддерживал воинский порядок. Рабочий день вместе с подчинёнными начинал с физической зарядки под полковой оркестр. В холодное зимнее время, заботясь о личном составе полигона, он разрешил им носить тёплые нештатные вещи.

В первые годы, когда жилья не было, а жить приходилось в землянках, бараках и вагонах, он был частым гостем в семьях и не избегал сложных разговоров о трудностях. А трудностей было немало. Но общими усилиями все вопросы постепенно решались.

Так, например, на берегу Сырдарьи, где стояли саманные юрты, офицеры своими силами построили домики и назвали хутор (по имени своего командира) Бондаревкой. На хуторе были построены баня, искусственный колодец с завозной водой, а к январю 1956 года туда провели электричество.

А сколько внимания уделял Алексей Иванович благоустройству молодого посёлка, его озеленению. 7 ноября 1956 года после торжеств по случаю годовщины Октября А.Нестеренко сказал: «А теперь давайте поработаем. Нужно заложить парк. Наш молодой город должен стать зелёным оазисом в казахстанской степи». И жители 10-й площадки посадили сотни карагачей, тополей, кустарников. Так был заложен «Солдатский парк» будущего Ленинска.

 

М.Н. Мальков
Лидера выбирает время

Надо сказать, что Шубников никогда не доводил стройку до состояния вульгарного штурма. Даже в самые напряжённые дни строительства основных сооружений не прекращались работы на жилом городке, ритмично строились ТЭЦ, хлебозавод, животноводческая ферма и другие, важные для жизнедеятельности города, объекты.

Георгий Максимович всегда находил время, чтобы проверить, как строится школа. Надо сказать, что школа и детские сады всегда были для Шубникова объектами особого назначения. Он всегда лично шефствовал над этими стройками, подбирал для них наиболее квалифицированных мастеров и прорабов, следил за тем, чтобы эти стройки бесперебойно снабжались всем необходимым.

 

А.Бычков
Не сон, а явь

Если сон приснился ясный,
Говорят, он будет в руку.
Разреши тебе, мой город,
Рассказать о нём как другу.

Снится мне твоё рожденье,
Первый жизненный стежок,
Деревянный городочек,
Деревянный городок.

Вижу, как растёшь ты быстро,
Взрослым стал не по годам.
Силуэт домов красивых,
Новостроек вижу стан.

И ещё я вижу город
С высоты полёта птиц,
Зеленью садов и парков,
Очертания границ.

Как приятно видеть в парках
Детворы разгул босой,
Слышать радостные визги,
Если грянул дождь косой.

Ощущать прохладу летом
Здесь, у берега реки,
Где весь город отдыхает,
И рыбачат рыбаки.

Ты своею крышей дома
Путникам даёшь приют,
Добротой души и лаской
Создаёшь для нас уют.

Здесь живёт немало наций:
Казах, русский и уйгур.
Ты в одну семью связал нас,
Славный город Байконур.

Если что не так, мой город,
Ты, прошу, меня поправь.
Только, мне сдаётся, вижу
Я не сон, я вижу явь.

 

А.А. Ряжских
«Пятый научно-исследовательский испытательный полигон. Гагаринский старт»

Где-то в конце июня подали эшелон, мы погрузили свой скарб и отправились в Казахстан. Ехали долго, недели три. Путешествие в эшелонах – вещь известная, и скучная, и весёлая. Всё новое, в том числе и станции. В Казалинске повсюду продавали рыбу: жерех, громадных копчёных и вяленых лещей, какой её там только не было, и вода близко была. За Казалинском пошли степи и полупустыни.

Прибыли на станцию Тюра-Там, и на машинах нас отвезли на берег Сырдарьи. Развернули палатки (они были с собой). Днём в тени температура была сорок пять градусов, даже до сорока шести доходила. Я жил вместе с солдатами: жарища была невозможная, днём в палатку войти нельзя, там градусов под восемьдесят. Так всё нагревалось и раскалялось, что и есть не хотелось. Питались по солдатскому пайку: на обед горячий борщ из кислой капусты, сало жирное, комбижир.

Первые дни адаптации проходили тяжело. Некоторые «декабристы» – это «студенты» (их было десятка полтора, которые окончили академию, брали их с третьего курса гражданских институтов и готовили из них инженеров-ракетчиков) надели спортивные костюмы и всё время проводили на Сырдарье. Они говорили:

— Отправляйте нас назад, не хотим тут служить и не будем – что хотите делайте.

Я же так рассуждать не мог, всё-таки кадровый военный. Помню, всё время хотелось пить. Пили из Сырдарьи, а там вода с песком, поэтому приходилось её отстаивать. Нам выдавали по одной фляжке кипячёной воды, но она заканчивалась мгновенно, а потом пили из Сырдарьи.

 

В.С. Хрустиков
Степь, асфальт, ракета

По специальности я – врач. В начале 60-х годов, после окончания медицинского института, я получил назначение младшим врачом на ракетный полигон, именуемый ныне Байконуром.

Кругом пески. Неустроенность быта. Обстановка не очень радостная для приехавшего сюда впервые специалиста. Но понимание того, какие важные задачи решаются здесь, на казахстанской земле, скрашивало нелёгкую жизнь.

Когда меня спрашивают сегодня: что больше всего меня тогда удивило на космодроме, я неизменно отвечаю: «Степь, асфальт и ракета». Трудно поверить, что посередине пустыни рождаются мощнейшие ракеты. И это впечатление от увиденного осталось самым сильным.

 

А.Корешков
За стеной секрета. Записки испытателя

В жилом городке, именуемом «площадка №10», к этому времени, помимо деревянных бараков, было построено единственное капитальное здание для жилья – солдатская казарма. Она-то и была отведена на первых порах под офицерское общежитие. По царившему в ней хаосу она получила меткое название «Казанский вокзал» – за несомненное сходство по этому критерию с одноимённым вокзалом столицы. Просторный зал казармы был сплошь заставлен железными койками с втиснутыми между ними тут и там столами. Старшие офицеры размещались, хотя и в отдельной, но тоже внушительных размеров комнате, которую в шутку называли «люкс».

Однажды моему другу довелось стать свидетелем настоящего фейерверка. А произошло это так. Группа охотников, среди которых были Гера Малинин и Вася Караваев, расположившись за столом неподалёку от Толькиной кровати, заряжала патроны дымным порохом, при этом нещадно смоля папиросы. Сидели они за этим делом долго и, видимо, изрядно утомились. И вот Караваев, перепутав пепельницу с полуторакилограммовой коробкой пороха, нечаянно сунул туда горящий окурок. Эффект был потрясающий. И в первую очередь для самих охотников: надо было видеть, как они вместе со стульями кубарем летели от стола в разные стороны, а потом, похожие на негров, чертыхаясь, полотенцами оттирали от копоти свои растерянные физиономии. К счастью, инцидент обошёлся без травм, немало потешив окружающих.

 

М.Н. Мальков
Лидера выбирает время

К концу февраля было закончено строительство железной дороги к площадке №2 от станции Тюра-Там, и по ней начал курсировать пассажирский состав. Добираться на работу испытателям теперь стало значительно легче, хотя и несколько дольше – дорога с промежуточными остановками занимала около часа, а ехать до станции приходилось по-прежнему на автомашинах. По аналогии с Капустиным Яром этот поезд сразу же окрестили мотовозом, хотя водил его обычный тепловоз. А уже в марте по этой дороге проследовал на площадку железнодорожный состав с первой ракетой.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.