DSC_0952

«Большой тест-драйв» космодрома

Ведущие популярной телепередачи организовали автопробег и провели акцию в Байконуре. В суетливые дни предпраздничных хлопот накануне 12 апреля Байконур посетили очередные известные гости. Шоумены, теле- и радиоведущие Сергей Стиллавин и Рустам Вахидов прибыли на космодром со специальной миссией. О мотивах и мечтах, а также взглядах на космонавтику корреспондент газеты узнал в беседе с организаторами автопробега вечером 11 апреля.

Уютно устроившись в мягких креслах бара гостиницы «Байконур», где остановилась команда гостей, мы полчаса беседовали с Сергеем и Рустамом. Предполагаемая затея всласть поюморить с любителями «красного» и «острого» словца, прямо скажем, провалилась. Как часто бывает, балагуры и шутники на экране Сергей и Рустам в жизни оказались очень серьёзными и ответственными людьми, тщательно подбиравшими слова.

Мысль посетить Байконур пришла им в голову одновременно во время одного из тест-драйвов. Идею подсказала грядущая знаменательная дата полёта Юрия Гагарина.

«Мы набрали номер Роскосмоса, и там сняли трубку. Так была решена судьба автопробега», – пожалуй, единственный раз за интервью пошутили телеведущие. В итоге появился на свет специальный проект радио «Маяк» к 55-летию первого полёта человека в космос #поехали55в. На самом деле Стиллавин и Вахидов представляли в автопробеге не телепередачу «Большой тест-драйв», а радио «Маяк», на котором у них собственная интерактивная программа – утреннее «Шоу имени Шопенгауэра».

Чтобы принять участие в проекте «Поехали!», тысячи людей создавали оригинальные фотографии и видео на космическую тему. После отбора право на поездку получили трое: москвич Юрий Назаров – создатель видеоролика, в котором он в скафандре в режиме обратной съёмки летит к стеле Гагарина; оренбуржец Максим Тарасов – его семья слепила ракету из снега и «улетела» на ней; самарец Дмитрий Белоусов – автор превращения ВАЗ-21102 в корабль «Буран» с помощью пенопластных блоков.

Кроме того, в пробеге могли принять участие и желающие предоставить свои автомобили марки «Ланд Ровер Дискавери». Так была сформирована колонна из 7 автомобилей, украшенных символикой автопробега «Поехали!».

Во время путешествия ведущие готовили выпуски и выходили в прямые эфиры. По пути следования были сделаны остановки и проведены встречи с жителями в Пензе, Самаре и Оренбурге.

Стиллавин.
— Общее впечатление о Байконуре – хочется, грубо говоря, «расстрелять»… За то, что разделили большую страну, и космодром Байконур оказался за границей. Я просто представляю масштаб этой трагедии для ветеранов космической отрасли. Для меня нет Байконура как такового отдельно от всего. С другой стороны, я понимаю, что космодром сохранился. И это хорошо.

Меня Рустам предупреждал, что тут будет всё по-советски. Я понимаю, что это советский город, который остался в рамках кварталов шестидесятых-семидесятых годов. Дело в том, что и космос связан со мной лично. Мой дед занимался ракетными технологиями, он лауреат Ленинской премии, жил в Ленинграде, работал на предприятии «Арсенал» и сотрудничал с Королёвым.

У меня вся эта история из детства. Это ностальгия. В целом, я вижу, что город, слава богу, живёт.

Вахидов.
— На самом деле, если говорить о городе, то самое моё яркое впечатление – когда мы утром ехали в штаб, увидели много детей, идущих без родителей в школу. Мы развращены жизнью в мегаполисах, но мою дочь ради безопасности возят в школу, хотя она находится рядом с домом. Байконур напомнил мне моё детство, которое прошло в городе Курган-Тюбе в Таджикистане, когда мы свободно и спокойно ходили везде. И Сергей прав, когда говорит о том, что Байконур – это некая «машина времени», которая отправляет нас в детство.

Второе ощущение – боль за людей, которые строили и создавали космодром и застали развал страны. Мне кажется, самое честное место в Байконуре – это домик, в котором провёл ночь перед стартом Юрий Гагарин. Это и есть «сердце» космодрома – «единичка» и домик.

Стиллавин.
— Проблема в том, что никто не объясняет ныне живущим людям – зачем это всё нужно. Эти ракеты, полёты космонавтов. Сейчас надо объяснять людям на доступном языке практическую ценность космонавтики.

— На Западе всё предельно просто и ясно – извлечение прибыли. Всё остальное их интересует меньше.

Вахидов.
— Вот и нам надо обозначить цели. В России космическая кооперация это, в том числе, и социальный проект для миллионов людей, занятых в этой отрасли. Нужно чётко понимать, куда мы идём. Из того же Байконура можно сделать место номер один с точки зрения туризма. Сергей не любит это слово, но Байконур – очень «намоленное» место. И надо использовать этот фактор для развития сферы туризма. Мы способны были создать космическую программу от начала до конца. И не можем развить туризм.

— Каковы цели вашего автопробега?

Вахидов.
— Наш пробег – это познавательный проект. Чтобы люди помнили, что в нашей стране есть те победы и люди, которыми надо гордиться. И пробег – это только часть большой истории космонавтики, о которой мы рассказываем на «Маяке».

Стиллавин.
— Для меня – это личный опыт. Я не могу рассказывать о том, чего не видел. Мне нужно это почувствовать, переварить. Хотя нам даётся непросто эта поездка. Практически без выходных.

— Ваши планы на 12 апреля?

Вахидов.
— Мы хотим присутствовать на Гагаринском старте, то есть в этот исторический день на этой исторической точке. У нас есть небольшая ракета, мы её запустим и сразу по машинам – в обратный путь.

Олег ТАРАН
Фото автора

Похожие статьи

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован.