Souz TMA 20M Pusk

Экипаж «Союза ТМА-20М»: «Обещаем не подвести!»

По окончании государственной комиссии 17 марта экипажи «Союз ТМА-20М» дали предполётную пресс-конференцию.

— Какие эксперименты вы планируете проводить на борту? Какие из них вам кажутся наиболее интересными?

Джеффри Уилльямс:

— Один из интересных экспериментов называется «Перемещение жидкостей» – это совместный эксперимент России и США, мы начали его около года назад. В нём будем принимать участие мы с Алексеем Овчининым. Эксперимент будет проходить в два этапа: первый – через сорок пять дней по прибытию на МКС, второй – за сорок пять дней до посадки на Землю. Мы рады поддерживать международную программу экспериментов по двум причинам. Первая: мы ещё недостаточно изучили влияние невесомости на тело человека, нам нужно продолжать исследования в этой области для будущих длительных полётов. И вторая причина – мы должны расширять партнёрство между НАСА и Роскосмосом.

Алексей Овчинин:

— У нас с Олегом Скрипочкой планируются около шестидесяти экспериментов за время нашей экспедиции. Это медицинские, биологические, биотехнологические эксперименты, по дистанционному зондированию Земли. Часть экспериментов – российские, часть – международные и будут выполняться в российском и американском сегментах МКС. Для меня кажется очень интересным фотографирование земной поверхности. Космонавты это делают, конечно, не только ради своего удовольствия, они наблюдают за состоянием ледников, незаконной вырубкой лесов и другими явлениями.

Олег Скрипочка:

— По сравнению с моей прошлой экспедицией, работа по экспериментам предстоит более напряжённая, стало больше совместных экспериментов с американской стороной, что не может не радовать.

— Джеффри Уилльямсу предстоит уже четвёртый полёт в космос. В чем он для вас особенный?

Джеффри Уилльямс:

— Для меня большая радость вернуться на МКС, и теперь я по-другому воспринимаю историю строительства станции. Не могу сказать, что предстоящая миссия сложнее предыдущих. Для астронавта каждый полёт ответственен, и сейчас мы сконцентрированы на этом ближайшем полёте.

Так получилось, что я вживую наблюдал за строительством станции: видел начало, середину строительства, и вот теперь предстоит полёт на полностью собранную станцию. Завтра я стартую на МКС с прекрасным экипажем, с которым мне предстоит работать в космосе. Следующим этапом строительства МКС будет прибытие стыковочного модуля для американского корабля «Спейс-Икс-9», и во время выхода в открытый космос мы подготовим его для принятия коммерческих пилотируемых кораблей. Поэтому мне предстоит буквально открыть путь новым исследователям космоса.

— В прошедшую среду была значимая для американцев дата – пятидесятилетие со дня стыковки двух кораблей «Джемини-8», на борту которого были Нейл Армстронг и Дэйв Скотт, и корабля «Аджена» через шесть часов после старта. Ваш экипаж также через шесть часов после старта пристыкуется к более крупному космическому объекту – Международной космической станции. Как далеко ушло развитие пилотируемых космических полётов за эти пятьдесят лет, и на каком этапе мы находимся сейчас?

Джеффри Уилльямс:

— Это прекрасный пример интересной миссии и значительного события с точки зрения исследования космоса. Великое достижение в сфере пилотируемых полётов. Я хотел бы, чтобы все прочитали главу этой нашей истории и с благодарностью вспомнили те экипажи, которые своими полётами проложили нам дорогу в космос. И разница между нашей стыковкой и стыковкой с «Адженой» прекрасно показывает то, чего нам удалось достичь за последние пятьдесят лет.

— Этим летом на корабле «Прогресс» будут доставлены новые российские скафандры «Орлан-МКС». Знакомы ли вы с этими скафандрами, и чем они отличаются от предыдущего поколения скафандров?

Олег Скрипочка:

— Да, мы проходили подготовку в этих скафандрах, работали в них на Земле. Это дальнейшая модернизация скафандров типа «Орлан», и ключевое их отличие от скафандров предыдущего поколения в том, что была впервые применена автоматическая регулировка температуры внутри скафандра, можно назвать это своеобразным «климат-контролем».

Оператору нужно будет один раз выставить для себя комфортную температуру, и скафандр будет её поддерживать вне зависимости от того, отдыхает ли космонавт в этот момент или напряжённо работает. Также несколько изменился интерфейс, экран стал больше, удобнее и информативнее. Я думаю, что эти скафандры в очередной раз подтвердят надёжность нашей техники.

— Пользуетесь ли вы социальными сетями на Земле и планируете ли использовать их в космосе?

Джеффри Уилльямс:

— На Земле я обычно не пользуюсь социальными сетями, но во время своей миссии в 2009-2010 годах активно пользовался. В этом полёте также планирую посещать их, так как это прекрасный способ достучаться до мира и донести до всех, чем мы занимаемся на борту МКС. Не без помощи моих коллег из Хьюстона мы запустили специальные странички в Фейсбуке, Твиттере и Инстаграмме и теперь активно пользуемся ими, причём количество постов увеличивается по мере приближения к старту.

Алексей Овчинин:

— Пользование социальными сетями в космосе отличается от земного. Мы не можем напрямую выкладывать фотографии и статьи в социальные сети. Сначала мы передаём их Роскосмосу, а уже потом Роскосмос размещает эту информацию в соцсетях. Что касается нашего экипажа, мы будем очень стараться не разочаровать пользователей социальных сетей.

— Вы сказали, что фотографирование Земли – одно из любимых ваших занятий на МКС, но это входит в программу работы на борту. А что вы будете делать в свободное время?

Олег Скрипочка:

— По опыту предыдущего полёта свободного времени не так много. Буду читать, слушать любимую музыку и, конечно, наблюдать за Землёй. Можно встретить массу интересных кадров и зафиксировать необычные события.

Джеффри Уилльямс:

— Фотографирование, видеосъёмка, просмотр фильмов, чтение. И кстати, пользование соцсетями – тоже только в свободное время. С момента моего прошлого полёта на станции появилось новое съёмочное оборудование, и я с нетерпением жду возможности использовать эту аппаратуру по назначению. Интересно было бы запечатлеть не только нашу планету, но и жизнь на станции.

— Как вы готовились с основным экипажем, как сотоварищи или как конкуренты?

Сергей Рыжиков:

— Мы все из одного отряда космонавтов. И, конечно, мы переживаем за каждого из них. В кильватере этого экипажа мы идём уже год, и наша основная задача – поддержать их во всём. А сами мы сосредоточены уже на той программе, которая ждёт нас в нашем полёте.

Андрей Борисенко:

— В программу нашей подготовки заложено, что должны быть основной и дублирующий экипажи. У нас есть прекрасная традиция – не забегать вперёд. Всё должно идти по плану: основной летит, дублирующий дублирует, а когда приходит его время – стартует.

— В этом году 55-летие со дня первого полёта человека в космос. Как вы отметите 12 апреля на станции?

Алексей Овчинин:

— Этот день будет официальным выходным на станции, но, несмотря на это, я уверен, что и в этот день, и в преддверии праздника будет много общественной работы, различных поздравлений и тому подобное. И, как минимум, в этот день нас ждут праздничный интернациональный обед и ужин.

— Что вы везёте экипажу, который находится на борту?

Алексей Овчинин:

— Экипажу везём приветы и письма от родных.

— Какие новые методы в образовании детей вы порекомендуете для того, чтобы потом ребята приходили в космонавтику, становились инженерами и космонавтами?

Олег Скрипочка:

— Важно раскрыть способности ребёнка, чтобы он занимался тем, что ему интересно.

Джеффри Уилльямс:

— Мы летаем в космос уже 55 лет. Полёт Юрия Гагарина вызвал интерес к космонавтике у всего мира, который не угасает до сих пор. Наша задача рассказать детям, чего удалось достичь в космонавтике сейчас. Узнав об этом, дети, подрастая, будут понимать, как важно для человечества осваивать космос. Поэтому на нас лежит большая ответственность, мы очень серьёзно к этому относимся.

Алексей Овчинин:

— Каждый ребёнок должен ставить перед собой цель и потом стремиться к её достижению. Дорогу осилит идущий.

— Какие традиции вы соблюдаете перед полётом? Что вам принесёт удачу в полёте?

Алексей Овчинин:

— Смотрим фильм «Белое солнце пустыни». Эта традиция никогда не нарушается. Есть и пара обычаев, о которых знают только сами космонавты. Мы их тоже выполним обязательно.

Олег Скрипочка:

— Главное, что принесёт удачу – серьёзное отношение к тренировкам и слаженная работа экипажа.

— А какие фильмы смотрите на борту МКС?

Алексей Овчинин:

— На борту МКС есть сервер, в памяти которого огромное количество фильмов, музыки, книг. К тому же группа психологической поддержки экипажа готова всегда прийти на помощь и загрузить любой новый фильм, который мы попросим.

— Что бы вы пожелали присутствующим в зале и всем тем, кто вас поддерживает?

Андрей Борисенко:

— Пусть не ослабевает интерес к космическим полётам вообще и к полёту основного экипажа в частности.

Алексей Овчинин:

— Мы хотели бы, что нас поддерживали во время старта и во время всей экспедиции, а мы, в свою очередь, обещаем не подвести и выполнить свою работу с хорошим качеством.

Анна САМОЙЛЕНКО

Похожие статьи

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован.