Жизнь города

Конструктор, который помог шагнуть в космос

Продолжая тему билбордов Байконура, уместно будет на этот раз вспомнить одного из столпов ракетостроения, по праву считающимся непревзойденным генератором идей, Николая Михайловича Челомея. 17 июня ему исполнилось бы 106 лет. Мы, не вдаваясь в перечисления заслуг известного конструктора, не погружаясь в дебри истории ракетостроения и биографии нашего героя, постараемся осветить наиболее интересные моменты и факты из его жизни.

Важно отметить, что Владимир родился и вырос в семье учителей, где интеллектуальному и духовному миру всегда уделялось большое внимание. Достаточно знать, что семья Челомеев дружила с педагогом А. С. Макаренко, писателем В. Г. Короленко. Та интеллигентная, насыщенная духовностью среда, в которой рос Володя, была наполнена уважением и традицией интеллектуального поиска. Как известно, в значительной степени, человека формирует его окружение и этот случай не исключение. Семья, друзья родителей привили Челомею не только любовь к чтению, истории, музыке, технике, но и повлияли на становление твёрдого, упорного, целеустремлённого характера. До первых серьёзных шагов в науке и отрасли ракетостроения было ещё очень далеко.

В пятнадцать лет Владимир окончил киевскую семилетнюю школу и был зачислен в автомобильный техникум, а после уже был политехнический институт и университет, и Академия наук УССР, где будущий ракетостроитель посещал занятия итальянского учёного Леви-Чевита. С того момента механика, особенно её раздел «Теория колебаний» станет его любимой дисциплиной. Уже к тому моменту он совмещает обучение с работой техником-конструктором в филиале НИИ гражданского флота. Владимир Челомей писал рефераты, принимал участие в научных семинарах и конференциях, публиковал научные статьи. Он общался с учеными и техническими специалистами, порой спорил, отстаивая свою точку зрения. Но что не менее важно, учился принимать аргументированные взгляды оппонентов, учился изменять траекторию своих поисков, когда появлялись новые, ранее неизвестные выводы. Он постепенно превращался в конструктора, способного мыслить креативно.

   Летом 1935 года во время практики на Запорожском моторостроительном заводе молодой студент продемонстрировал незаурядные знания и способности. Завод никак не мог ввести в серийное производство поршневой авиационный двигатель «мистраль-мажор», лицензия на выпуск которого была куплена во Франции. Одна из секций коленчатого вала постоянно ломалась. Французские инженеры объясняли поломки низким качеством металла. Попробовали увеличить толщину коленвала, но из этого ничего не вышло. Владимир Челомей, проведя необходимые расчёты, предложил, напротив, уменьшить его толщину, чтобы вывести систему из резонансной зоны. Это позволило решить проблему.

А тем временем, в СССР семимильными шагами развивалась индустриализация, выполнялись первые пятилетние планы. Выпускники получали не только диплом, но и звание лейтенанта. Молодого инженера захватили перемены, он готов был активно участвовать в укреплении обороноспособности страны. В 1937 году, на год, опередив однокурсников, Владимир Челомей с отличием закончил вуз. В 1939 году он защитил кандидатскую диссертацию. В 1940 году уже был принят в докторантуру Академии наук СССР. Тогда же о нем появилась заметка в газете «Правда», в которой отмечались его талант, прекрасная инженерная подготовка и склонность к изобретательству. Ему 26 лет, он сталинский стипендиат. 1 июня 1941 года блестяще защитил докторскую диссертацию «Динамическая устойчивость и прочность упругой цепи авиационного двигателя»

В начале 1941 года В.Н. Челомей вступил в ряды Всесоюзной Коммунистической партии. Это был искренний поступок молодого человека, готового посвятить себя, свои умения, способности, свой труд родной советской стране. Отныне вся его жизнь, его работа будут принадлежать партии и государству. Отечеству требовались специалисты для создания первоклассного оружия, особенно в условиях нарастания военной угрозы.

22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война. Также, как и многие его сверстники, Челомей явился в военкомат, он был готов вступить в ряды Красной армии. Но неожиданно его оставляют в тылу, дают бронь и поручают производство оружия. В 1942 году он выдвинул ряд теоретических положений по пульсирующим воздушно-реактивным двигателям. В 1943 году создал пульсирующий двигатель, на базе которого появляются самолеты-снаряды. Занимается он также вопросами нестационарной газовой динамики и динамической устойчивости. Начинается карьерный рост. Осенью 1944 года В.Н. Челомей в 30 лет становится директором завода, на котором создавалось новое оружие – беспилотная боевая техника. Руководитель был молод. Отсутствие опыта компенсировал энтузиазм. Лично И.В. Сталин поддерживал эти начинания. За успехи в деле создания боевой техники в 1945 году В.Н. Челомея наградили орденом В.И. Ленина.

После завершения Великой Отечественной войны В.Н. Челомей вновь возвращается к своим научным изысканиям.  Круг челомеевских задач был очерчен ясно и четко: создавать новое ракетное вооружение. Казалось, дальнейший подъем обеспечен. Но послевоенные надежды разбились о жестокую реальность: в конце 1940-х годов началась новая волна репрессий. В. Н. Челомей был среди тех, кто мог оказаться в системе ГУЛАГа. События разворачивались стремительно. В феврале 1953 года на заводе, который он возглавлял, все исследования были прекращены. Постановлением правительства руководитель был освобожден от должности. Казалось, что карьера закончилась, не успев начаться всерьез. Ждала ли Владимира Николаевича судьба зэка? Скорее всего, да. Но время сработало в его пользу. В феврале его сняли с работы, а 5 марта 1953 года страна узнала о смерти В.И. Сталина. У Владимира Николаевича появился шанс отстоять свои научные идеи и замыслы. В 1954 г. ему удалось прорваться на прием к Н.С. Хрущеву, показать макет своей крылатой ракеты. Первый секретарь пригласил конструктора на ближайшее заседание Президиума ЦК КПСС, где ему предоставили возможность выступить. Челомей боролся и за себя, и за дело своей жизни. И не безуспешно. Единогласно было принято решение о продолжении работ. 9 июня 1954 года появился приказ о создании «Специальной конструкторской группы». В ее первоначальном составе было всего 20 человек, а к концу 1954 года уже 200. Челомею предоставили базу в Подмосковье. К 1958 году конструкторское бюро Челомея стало головным по разработке крылатых ракет для военно-морского флота. При жизни конструктора 18 типов прошли летные испытания и 10 – приняты на вооружение. 

В 1959 году челомеевское ОКБ-52 (впоследствии НПО «Машиностроение») приступило к созданию ракеты «Аметист», которая стала первой в мире ракетой с подводным стартом. За ней последовали и другие разработки Челомея — «Малахит», «Базальт», «Гранит», «Яхонт», которые и по сей день стоят на вооружении.

По мере того, как ОКБ-52 разрабатывало новые крылатые ракеты, Челомей наращивал производственные мощности. В 1963 и 1964 годах сданы на вооружение ВМФ комплексы ракетного оружия с ПКР П-35 и П-6. Именно с этого началась эра атомного судостроения СССР. Ракетный комплекс П-6 был принят на вооружение в 1964 году и стал одним из основных видов вооружений подводного флота.

Весьма часто говорят о том, что Челомей добился такого успеха благодаря тому, что в его КБ работал сын Хрущёва, Сергей Никитич Хрущёв. Сергея Хрущёва сосватал Челомею Лев Иванович Ткачёв — знаменитый разработчик гироскопов, применяемых в системах наведения, ориентации и стабилизации летательных аппаратов. Челомей предлагал ему работать у себя, а тот привёл Сергея Хрущёва к Челомею. Не будем говорить, что Владимир Николаевич не понимал, что может сулить наличие в КБ такого сотрудника, и в складывающихся жёстких условиях конкуренции между КБ, занимавшихся сходными проблемами, он воспользовался случаем. По воспоминаниям дочери Челомея Евгении Талызиной:

«Владимир Николаевич неоднократно дома сетовал, что не знает, чего больше принесло принятие на работу сына «вождя партии» — выгод или хлопот».

 Настоящий инженер, глубоко проникая в суть вещей, отбрасывает всё неважное, оставляет только то, без чего невозможно обойтись. Обычный же специалист, боясь упустить главное и не зная, где оно, нагребает в кучу всё без разбора. Частности заслоняют основное, исчезает понимание происходящего процесса. Хорошим инженером, конечно, нужно родиться. Но этого мало, требуется ещё и школа, и учителя. Владимир Николаевич умел и любил учить. Его распирало от новых идей. Челомей рванулся в космос. И там его идеи опережали время. В космос надо на чём-то добираться: нет проблем — Челомей предлагает создать ни на что не похожие носители. Ещё полшага — и готовы проекты новых баллистических межконтинентальных ракет. И снова его мысль возвращалась к морскому оружию. И опять новые идеи. Он готов был соревноваться с кем угодно: с Янгелем, с Королёвым и с самим Вернером фон Брауном. Если Королёва можно назвать интегратором идей: он их собирал, взращивал, пробивал им путь в жизнь, то Челомей — генератор идей. Он их извлекал из себя, как фокусник платки из бездонной шляпы. Родить идею для Челомея оказывалось куда проще, чем выпестовать её, довести до серии, позаботиться об удобстве эксплуатации. В этом он уступал Королёву, а в последнем оба не могли тягаться с Янгелем.

Сергей Хрущёв — отечественный инженер, сын Первого секретаря ЦК КПСС Н.С. Хрущёва в своей книге «Никита Хрущёв: рождение сверхдержавы» приводит следующее воспоминание о Челомее.

«Десять лет я проработал с Челомеем, с 8 марта 1958 года по июль 1968 года. За эти годы я многому научился. В этом человеке смешалось многое: хорошее и плохое, высокое и низкое. Но главное — он родился личностью и личностью прожил свою жизнь. С годами картина проясняется, мелкие и даже крупные обиды уходят в тень, растворяются в главном содержании человека. О Челомее ещё напишут книги. Я же позволю себе остановиться лишь ненадолго, вспомнить некоторые штрихи. К примеру, не по-современному Владимир Николаевич относился к званию инженера. Для него инженер — это не выпускник высшего учебного заведения, а мастер, познавший суть вещей».

Вот такие они наши конструкторы. С гениальными способностями инженера-изобретателя и в тоже время с непростым и сложным характером человека, способного генерировать новые идеи и продвигать их к небу и звёздам. А разве могло быть иначе в вопросах, касающихся обороноспособности нашей страны, её военного могущества. Все конструкторы-изобретатели, в принципе, не могут быть скромными, серыми, гладкими и пушистыми. Только их неуёмная энергия, фанатичный энтузиазм и железная воля двигали нашу ракетную индустрию вперёд прославляли нашу страну на мировом уровне. Нам есть чем гордиться и есть кого вспомнить.

Юрий ПОЛОВИНКИН

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Сайт размещается на хостинге Спринтхост