Город,  Здравоохранение,  Интервью

«Люди, которые хотят что-то делать, ищут способ, а те, кто не хочет, ищут причины»

С даты назначения Дмитрия Александровича Чепрасова на должность начальника ЦМСЧ №1 ФМБА России прошло уже больше года.

— Дмитрий Александрович, как вы выбрали свою профессию? Вопрос для наших читателей, которые не знакомы с вашей биографией.
— Наверно, как и у всех, это происходит в школе. Мне больше нравились, конечно, естественные науки. Не знаю, почему так. Хотя мои родители никак не связаны с медициной. Мама – преподаватель математики, папа был инженером. Мне больше нравились те предметы, которые меньше связаны с физикой и математикой, но, тем не менее, в институт мы тоже физику сдавали.
В десятом классе у каждого человека встаёт вопрос: кем бы ты хотел работать в жизни? Пацаны все мечтают быть военными, моряками, возможно, я тоже об этом думал. Космонавтом мечтал, наверное, когда-то стать (смеётся). Но так сложилась жизнь, что я поступил в Красноярский государственный медицинский институт. Мы учились тогда шесть лет, а седьмой год у нас была интернатура. На шестом курсе я выбрал профессию хирурга. Потом была субординатура, и мы занимались уже практической хирургией.
Закончил институт и прошёл интернатуру тоже по общей хирургии. После этого много чего было. Я закончил специальную клиническую хирургическую ординатуру с изучением французского языка для работы в странах Азии, Африки и Латинской Америки и проучился в аспирантуре по сосудистой хирургии. Поработал в районах Крайнего Севера и заведующим, и хирургом, и директором. Также главным врачом в нескольких учебных учреждениях. Поэтому сказать, что я всю жизнь мечтал быть врачом, наверно, это будет не правда.
Когда я заканчивал 10 класс, почему-то увидел картинку искривлённого дерева, к которому был привязан колышек. Это во многих травматологических отделениях символ данной профессии. Кривое дерево символизирует искривлённый позвоночник, а колышек – это конструкция, которая его выпрямляет. Но, опять же, травматология связана больше с механикой. Там необходимо заниматься установкой аппаратов, различных конструкций, и уже к шестому курсу я понимал, что травматология мне меньше нравится, хотя там эффект виден сразу. То есть ты поставил аппарат, выпрямил искривлённый позвоночник и вроде как визуально всё сразу же может там подняться на ноги, искривление исчезнет. Но процесс заживления на самом деле проходит очень долго у травматолога. А я, видимо, по характеру такой человек, что мне нужно сделать и эффект увидеть хотя бы через неделю. Поэтому я выбрал для себя профессию хирурга. Но и здесь тоже много разных направлений. Я был общим хирургом. Затем проспециализировался и по сосудистой хирургии. Кстати, и по травматологии тоже специализацию получил по травме кисти.
Довелось в жизни поработать и там, где кроме хирурга не было никаких узких специалистов. Я заведовал гинекологическим отделением, роды принимал. Поэтому хирургия это та профессия, которая позволяет выполнить большой объём различных вмешательств и более широко оказывать хирургическую помощь. Вот так я и выбрал свою профессию.
— Расскажите, начальник центральной медицинской санитарной части – должность медицинская или всё-таки административная?
— Это сложный комплекс, который включает в себя всё. В первую очередь, конечно, медицинская. Главный врач ЦМСЧ отвечает за организацию оказания медицинской помощи. Несмотря на то, что есть заместитель по медицинским вопросам, руководители подразделений, больницы, поликлиники.
У нас, например, выставлена схема так: есть заведующие скорой помощи, больницы, поликлиник, здравпункта. Все докладывают о своей работе мне.
Помимо медицинских составляющих, большая ответственность на руководителе и по хозяйственной деятельности. У нас огромное учреждение, в здании которого в недавнем прошлом размещался военный госпиталь. Когда было больше людей, госпиталь был на 1600 коек. Сейчас, в связи с ситуацией, которая сложилась у нас на данный момент, 360 коек вместе с дневным стационаром. Несмотря на перемены, здания остались. Отсюда возникают проблемы. Мы не можем отключить, допустим, один этаж. Нам приходится изыскивать возможности отапливать всё помещение. Содержать его в надлежащем состоянии. Поэтому приходится разбираться в экономике, юриспруденции вплоть до сварки и пищеблока. Контролирую, как происходит закладка пищи, какие продукты поставляют. Потому что, когда человек болен и лежит в больнице после операции, ему нужно хорошее питание.
— Давайте перейдём к лечебному учреждению, которым вы руководите. В чём, с вашей точки зрения, его ключевое отличие от других?
— Наше учреждение, конечно, своеобразное. Ключевое отличие в том, что помимо обеспечения медицинской помощью гражданам, проживающим в Байконуре, посёлках Торетаме и Акае, на нас возложена обязанность проводить медицинское сопровождение работ, связанных с подготовкой к пускам ракет любого назначения. Поэтому у нас существует специальное подразделение, обеспечивающее сопровождение всех видов работ, которые проводит Государственная корпорация «Роскосмос» в Байконуре. При проведении всех пусков мы разворачиваем наш мобильный госпиталь, создаём запас медикаментов, готовим койки и вертолётную площадку.
— Хотелось бы поинтересоваться, какие изменения произошли в учреждении за год вашей работы?
— У нас отлажена поставка свежайших продуктов. Очень хорошо работают пищеблоки. Теперь нет жалоб. Хотя в начале были. Они касались качества приготовления пищи, калорийности. Сейчас всё питание в больнице людей устраивает. Меню разрабатывается с учётом определённых медицинских требований к тем продуктам и блюдам, которые приготавливаются.
У нас поменялась система проведения диспансеризации. За прошлый год до моего приезда мы немного «провисали». В прошлом году мы выполнили практически на 100%. И что важно, мы обращаем внимание на второй этап диспансеризации. Если что-то заподозрили, то этого человека не теряем. Его дообследуют и при необходимости направляют на какие-то высокотехнологичные либо иные методы обследования в нашей клинике.
На сегодняшний день диспансеризация определённых групп населения уже выполнена на 90%, хотя это можно делать до конца года.
Мы сейчас заканчиваем ремонт родильного отделения. Нам были выделены федеральные деньги. Они несколько лет не были использованы, и мы всё же провели аукцион. Определился подрядчик, который должен был закончить чуть раньше, но есть задержки.
У нас будет шикарное родильное отделение с новой системой вентиляции, которая даже лучше, чем та, которая планировалась в техническом задании, с новой системой кислородоснабжения. Покраска стен с идеальным светом, отделкой полов, палат, родильных залов. По окончании ремонта роддом, который находится на улице Жанкожа Батыра, мы переведём в основной лечебный корпус.
Сейчас своими силами в корпусе сделаем небольшой ремонт приёмного отделения. Чтобы женщинам и новорождённым было удобно и хорошо. Здесь у нас и реанимационное отделение, что позволит улучшить надёжность оказания медицинской помощи. Потому что не всегда роды проходят гладко. Иногда требуется помощь врачей, специалистов. Переведя роддом к нам, мы сможет также сэкономить приличную сумму денег на коммунальных услугах, которую мы платим. В том числе за четырёхэтажное здание роддома.
Хочется добавить, что практически исчезли жалобы на грубость. Персонал стал человечнее относиться к пациентам, которые приходят. Прекратили хамить, грубить, но этому предшествовала большая воспитательная работа. Не хочется ругать, все, вроде бы, взрослые люди, но иногда просто приходится объяснять, что человек, приходя в больницу, уже всем не доволен. Если что-то болит, доволен он не может быть. Поэтому, раз мы работаем в этой профессии, нужно себя уметь сдерживать и разговаривать. Иногда люди просто поговорят с тобой и уходят практически здоровые.
— Какие перемены ожидают ЦМСЧ №1 в ближайшее время?
— Нам до конца года будет поставлен новый компьютерный томограф. Сейчас у нас стоит томограф, который может выполнять 16 срезов, а новый будет на 64. Мы сможем более точно определять диагнозы. Большое спасибо хочется сказать и руководству ФМБА, которое с пониманием отнеслось к нашим потребностям. У нас нет такой возможности, как, например, на других территориях РФ, быстро отправить пациента в другую больницу. Конечно, при необходимости ФМБА может отправить самолёт и вывезти пациента.
Появление такой новой дорогостоящей техники позволит нам на месте более точно определяться с диагнозами и отправлять людей более прицельно в лечебные учреждения нашей системы ФМБА для получения качественной медицинской помощи.
Также нам уже выделили литотриптер. Теперь стоит задача его доставить из Ессентуков. Его необходимо разобрать, транспортировать, собрать и ввести здесь в эксплуатацию. Это прибор для дробления камней в почках, т.е. можно будет камни более крупных размеров разбить, и они самостоятельно смогут отойти, либо их убрать специальной петлёй без доступа через кожу. Очень хорошо, что такой прибор у нас появится.
Перемены приятные ожидают нашу больницу в той части, что в рамках взаимодействия с Роскосмосом и ФМБА нам пообещали обновить госпиталь, приобрести офтальмологическую операционную. Надеемся, что всё пойдёт по плану, и мы сможем выполнять офтальмологические операции. За счёт чего будем меньше отправлять пациентов в другие города. Потому что за каждым уехавшим человеком мы платим другой территории.
— В силу своей профессии вы работали в разных городах нашей страны с абсолютно разной архитектурой, дизайном и колоритом. Чем вам нравится Байконур?
— Работал я на западе, севере и на юге. Архитектура, колорит городов, в которых я работал, на самом деле очень разные. Очень красиво было в Калининграде. Везде, где бы ни жил человек, если у него есть работа, друзья и команда, которая помогает выполнить работу, любое место будет красивым и интересным. Калининград – это восточная Пруссия. Там понятно, что архитектура старинная, море – своя прелесть.
Здесь, в Байконуре, степь. Она тоже имеет свою красоту и в разное время года выглядит по-разному. Тут шикарные реки. Изучая в школе историю Средней Азии, названия рек Сырдарья и Амударья для меня были непонятными. Теперь я живу в пятистах метрах от Сырдарьи. Очень красиво.
— В нашем городе за счёт его компактности каждый может найти своё любимое место. Вы нашли своё?
— Мне очень нравится Арбат. Вот Арбат – это Москва. Это такое тёплое, уютное, пешеходное, компактное место. Где можно присесть на скамеечку, подумать о своём. Особенно приятно осенью. Красиво и уже нежарко. Ребятишки гуляют. Для меня это место, куда хочется прийти, пройтись. Здесь можно встретить друзей и знакомых. В Байконуре мне нравится то, что всё очень спокойно. В каникулы до одиннадцати вечера бегают детишки. Ни в одном городе России такого, наверное, и нет.
— Какие изменения в городе вас порадовали?
— Когда я приехал, меня поразила чистота. Я был в отпуске и, к сожалению, там, где я был, такой чистоты нет. Мы обычно обращаем внимание на фасады, красоту, а вот когда заходишь во двор и видишь мусорные контейнеры, стоящие на ухоженной площадочке, и вокруг контейнера нет ни одной бумажки, это приятно. Люди стали понимать, как должно быть. Чистота – это дело самих людей. В нашем городе аккуратные, побеленные бордюры, всё выметено. Выходишь на улицу, с шести утра у каждого подъезда люди убирают мусор и мусорницы, подметают. Вот это очень важно. Зелено стало. Больше цветов.
Появились ограждения. Для меня, как для врача, защитные сооружения, которые не позволяют выбегать людям на дорогу, всегда радуют. У нас меньше пациентов будет. Это хорошо, меньше травм. Появившиеся на проспекте Абая, у средней школы №1 эти ограждения, на мой взгляд, привносят элементы, которые присущи крупным городам. Сразу понимаешь, что администрация беспокоится о своих жителях города.
Радует, что есть места, куда можно просто пойти поужинать, отдохнуть. Много молодёжи культурно отдыхает. Они спокойно сидят в кафе, общаются.
Обращаю внимание, что дети здесь абсолютно другие. Воспитание у них другое. Они отличаются от ребят, которые живут в России.
Байконур очень уютный, тёплый, хороший благодаря сплочённым действиям команды под руководством главы. И те люди, которые хотят что-то делать, ищут способ, а те, кто не хочет, ищут причины.
Поэтому хочется пожелать, чтобы было больше людей, которые ищут способ в этом городе, а не причины. По больнице всё, что от нас зависит, мы стараемся делать. К сожалению, какие-то моменты зависят от финансовых ресурсов, но если всё потихоньку по плану делать, можно прийти к результатам. Поэтому хочется отнести себя к тем людям, которые ищут способ.

Беседовала Ксения ЦИВКО

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.

Сайт размещается на хостинге Спринтхост